А ты знаешь...
Зачем медведь сосет лапу?
Медведь является одним из самых грозных хищников: несмотря на то, что кажется он добрым, безобидным, неповоротливым и милым, на самом деле хозяин леса чрезвычайно опасен. Подробнее


Усмирение жеребца

Главная » Лошади » Усмирение жеребца

В жизни коня есть ответственный период, когда он уже стал взрослым (2,5-3 года), его скелет приобрел достаточную прочность, и наступила пора его приучать к выполнению полезной для человека работы. В этой статье речь пойдет об объездке коня, а именно о приучении его к верховой езде.

В настоящее время основным источником информации является Интернет. Просмотрев видео ролики, можно представить себе, насколько сложным и опасным является процесс объездки.

Конь хоть и считается домашним животным, видел людей, получал от них корм, но к началу объездки он был свободным. Он не хочет подчиниться требованиям человека, сопротивляется его командам, всеми силами пытается сбросить с себя всадника. В свою очередь человек стремится усмирить коня, подчинить его своей воле, приучить выполнять необходимые команды.

Тут неизбежно начинается борьба человека и животного. Причем, борьба в разных весовых категориях: конь весит 600-700 кг, имеет большое преимущество в силах, а его противник весит только 60-70 кг, но это Человек, это Homo sapiens! Человек стремится к победе, для этого он может применить любые эффективные средства.

Но хороший наездник должен учитывать, что конь – благородное и очень чувствительное животное. К нему надо применять щадящие приемы, исключить жестокие средства, травмирующие психику коня. Конечная цель объездки состоит во взаимном примирении и даже в достижении дружеских отношений между человеком и конем.

В студенческие годы я принимал участие в уборке урожая «на целине». Это было в Казахстане, в Кустанайской области.

Однажды, возвращаясь с места работы на обед, я увидел возле нашего полевого стана удивительную картину. Знакомый казах Ермек безуспешно пытается усмирить необъезженного коня. Борьба шла уже не шуточная: взбесившийся конь всячески выкручивался, подпрыгивал, брыкался, а Ермек, сидя верхом, дергал за поводья, хлестал коня кнутом. Вдруг конь круто встал на дыбы. Чтобы удержаться в седле и не соскользнуть назад, Ермек двумя руками схватился за переднюю часть седла. Тогда конь встал на передние ноги, а задними высоко подпрыгнул и брыкнул вверх. Ермек оказался вниз головой, его руки оторвались от седла, и он полетел на землю. Но поводья из рук он не выпустил, поднялся на ноги и с матюгами стал хлестать коня кнутом по спине, по шее, по ногам. Этого ему показалось мало, он перехватил кнутовище и уже палкой стал яростно бить коня по голове, по глазам, куда попало…

Я подбежал, закричал:

– Стой! Нельзя избивать коня!

– Так ему и надо! Это дикий жеребец, я с ним уже второй день борюсь. Вчера он меня скинул, и сегодня опять. Больно ударился плечом.

– Все равно нельзя избивать коня, надо с ним по-хорошему…

– По-хорошему? На, сам попробуй!

Он сунул мне в руки поводья, а я, чисто механически, не подумав, схватил их… И тут же пожалел: «Эх, зря взялся не за свое дело!». Я в детстве ездил на конях и в седле, и без седла, но те кони были смирные, объезженные. А усмирять дикого коня мне не приходилось. Знал, как это сложно и опасно…

Но возвращать коня Ермеку уже было невозможно: он стал бы насмехаться, позорить меня.

Между тем, жеребец пятился назад, храпел, пытался встать на дыбы. Я его еле удерживал за узду. С трудом дотянувшись, левой рукой мне удалось погладить его по голове.

– Тихо, тихо. Никто тебя бить не будет. Успокойся.

Я, конечно, знал, что мои слова конь не понимает, но поглаживания и спокойный тон он почувствовал сразу. И тут произошло чудо: жеребец перестал вырываться и храпеть, успокоился… Я подошел ближе. Еще погладил по голове.

– Все будет хорошо, все хорошо.

Затем погладил шею. Шея длинная, теплая, шерсть гладкая. Погладил грудь и плечо. Дальше мешалось седло, и я похлопал ладошкой за седлом, по заду.

Стоп! Дальше заходить коню сзади нельзя. Нельзя приближаться сзади ближе трех метров! Конь – это сильное и опасное животное, никогда не знаешь, что у него на уме. Если лягнет, то может покалечить.

Жеребец стоит спокойно. «А может его седло беспокоит или натерло спину?». Двумя руками взялся за седло, пошевелил туда-сюда. Нет, конь стоит спокойно.

Сейчас-то стоит спокойно, но он уже дважды скинул ненавистного всадника. Когда сяду верхом, он снова взбесится, тогда с ним уже не справиться, может скинуть и меня. Хуже всего, если нога застрянет в стремени, конь будет таскать меня по земле, пока голова не отвалится…

Но спокойствие коня придало мне уверенность в моих силах. «Я же сумел его успокоить, справлюсь и дальше. Усмирю этого жеребца!». Когда сяду верхом, нельзя сидеть пассивно, опустив поводья. Конь почувствует волю, опять станет беситься. Надо сразу же показать мое превосходство и заставить его скакать галопом! Пока будет скакать изо всех сил, он не сможет брыкаться, а когда устанет, то уже присмиреет…

А куда же скакать, в какую сторону? Поблизости был небольшой лесок. Туда нельзя, там оцарапаюсь, поранюсь. Недалеко была большая кошара (сарай для зимнего содержания овец), ворота распахнуты настежь. Туда нельзя, там столбы, перекладины. Конь с разбегу заскочит под перекладину, сшибет меня с седла, покалечит.

Единственный спасительный вариант: скакать галопом в степь. В степи нет препятствий, все ровно, видно далеко.

Решение было найдено: скакать галопом в степь!

Я опять подошел к голове коня, погладил и осторожно завел поводья над его головой. Подошел с боку, двумя руками взялся за седло, вставил левую ногу в стремя, оттолкнулся от земли и вскочил в седло. Правой ногой сразу же поймал второе стремя. Двумя стременами и пятками сапог поддал жеребцу под брюхо: «Вперед!».

Эту команду коню объяснять не надо. Монгольская лошадка, арабский рысак или немецкая кобыла команду «Вперед!» всегда выполнят на уровне рефлекса.

По моей команде жеребец с места сделал трехметровый прыжок! Стоявший поблизости Ермек еле успел отбежать в сторону, а я помчался галопом в степь.

Когда конь скачет галопом, он развивает максимальную скорость – до 60 км в час. При этом удержаться в седле совсем легко. Плавно покачивает, ехать одно удовольствие. Это еще добавило мне уверенности: «Все хорошо, все по моему плану!»

От нашего полевого стана до ближайшего кишлака (4 км) по степи тянулась дорожка, заросшая низкой травой. Я направил коня туда.

И вот галопом проехал уже примерно пол километра, а что же делать дальше? Не вечно же скакать по степи…

Галопом конь может проскакать только 2-3 км. От частых прыжков его дыхание может сбиться, он упадет и может даже умереть. Это называется «загнал коня до смерти». Такого допустить нельзя.

Я уверенно натянул поводья и перевел коня на рысь. Бег рысью для коня является основным, более спокойным способом движения. При этом скорость может быть 15-25 км в час, и конь без перерыва может пробежать 10 км и больше, ничего плохого с ним не случится.

Но при езде рысью началась ужасная, невыносимая тряска. У человека внутренние органы – сердце, почки, печень, кишки – все уложено на свои места и закреплено на кровеносных сосудах и гибких растяжках. От тряски возникают такие боли, что, кажется, все внутренности сейчас оторвутся.

Надо сказать, что и коню эта тряска неприятна. Представьте, что 70-ти килограммовый мешок с песком часто подпрыгивает и бьет коня поперек позвоночника. Кому такое понравится?

Я знал, как избавиться от этой неприятности: надо в такт вибраций, упираясь в стремена, совершать небольшие движения ногами. Когда седло идет вверх, надо немножко приподняться, а когда седло идет вниз, надо вдогонку мягко опуститься. Эти легкие движения вверх-вниз в ритме бега коня называются «облегченной рысью». Если этому научиться, сразу станет хорошо и всаднику, и коню.

– И сколько же можно выдержать эти движения? Ноги быстро устанут…

– Ничего подобного, не устанут. Делать эти движения совсем легко. Седло само поднимает всадника, надо только чуть-чуть помочь ногами и приподняться, затем легко опуститься. В таком режиме всадник, даже без тренировки, легко проедет 5 км и даже больше. Научиться этому, настроиться на любую скорость рыси коня не сложно. Это умеет каждый казак, любой кавалерист. При этом бедра и ягодицы всадника мягко массажируются, кровь в ногах не застаивается, личные принадлежности снизу продуваются. Ехать – одно удовольствие!

Когда по телевизору показывают лондонских конных полицейских, я вижу, что они прекрасно владеют ездой облегченной рысью. Им, видимо, галопом по городским улицам вообще скакать запрещено.

Совсем другую картину наблюдаю, когда показывают наших киноартистов – Михаила Боярского и его друзей – «мушкетеров». Они рысью ехать не умеют, поэтому всегда по «Булонскому лесу» скачут только галопом. Очень эффектно и красиво, но так за подвесками королевы до Лондона не доскачешь.

Рысью я спокойно опять проехал с пол километра. Теперь надо бы попробовать, как жеребец будет поддаваться моему управлению.

Управлять конем тоже надо умело. Нельзя беспорядочно дергать за поводья, этим его будешь только нервировать. Надо натягивать поводья спокойно, но властной рукой, чтобы у коня не возникало сомнений, кто здесь полновластный хозяин, а кто беспрекословный подчиненный. Это правило я уже соблюдал с момента посадки в седло.

Я уверенно потянул левый повод, и конь послушно свернул с дороги, побежал налево, в степь. Через некоторое время потянул правый повод, и конь послушно повернул направо, снова вернулся на дорогу. Мне даже показалось, что жеребец с удовольствием подчиняется моим командам.

Это была моя полная победа!

Впереди уже показался соседний кишлак, но мне туда было не надо. Я развернул коня, и он побежал в обратную сторону.

Тут я вспомнил, что время-то обеденное, а я голодный разъезжаю по степи. Надо поторопиться. Стременами и пятками сапог поддал коню под живот: «Вперед!», он поскакал галопом. Потом опять перевел коня на рысь. Он полностью покорился мне, спокойно выполнял мои команды.

Когда я уже подъезжал к нашему полевому стану, то, чтобы покрасоваться на виду у всех, сначала припустил галопом, потом перевел на рысь и подъехал к Ермеку – он все еще ждал меня на прежнем месте. Остановил коня, спрыгнул на землю. Жеребец стоит спокойно, глубоко дышит после бега. Я в знак благодарности погладил его по голове. Ермек удивился:

– Вот так чудеса! Как тебе удалось усмирить жеребца? Он так тебя слушается, даже и не думает капризничать!

– Я же тебе говорил: надо с конем обращаться по-хорошему…

– Видел, как ты по-хорошему. Ты же с жеребцом обращался как с девушкой: гладил по голове, ласково шептал на ухо, гладил шею и грудь, даже по заду ладошкой похлопал. Я думал, что ты жеребца в губы целовать будешь!

– Целовать в губы не надо, а хорошо, что видел остальное. Сам так же поступай, и никогда не бей коня палкой по голове!

Отдал коня Ермеку и пошел в столовую.

Тут навстречу мне идет наш студенческий бригадир, старшекурсник.

– Ну, дорогой, ты меня напугал. Я как увидел издалека, что ты сел на дикого жеребца и помчался галопом неведомо куда, подумал: сбросит он тебя, покалечит. А мне за тебя отвечать придется. Если бы я оказался поближе, ни за что бы тебе такое не разрешил. Уже подумал, что после обеда придется с ребятами идти в степь, искать тебя по следам, может быть по частям придется собирать… Успокоился, когда увидел, что ты уже обратно едешь. Да так ловко и уверенно, как настоящий джигит!

– Нет, джигиты у нас не водятся, северный климат для них не подходит. А с конем мы и без них умеем справляться.

Пошел в столовую, а затем еще пришлось возвращаться на место работы.

А. Г. Ярусов, Минск

Поделиться



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.
Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:

Введите символы: *
captcha
Обновить